Концепция ненависти

Позапрошлой ночью в Цюрихе сотни человек в масках прошли по центру города, бросая камни в витрины магазинов, разбивая припаркованные автомобили и закидывая полицейских петардами. В новостях на мейл.ру говорится, что демонстранты выступали против слишком «буржуазного облика улиц”. Швейцарские СМИ, напротив, утверждают, что демонстранты вообще не имели ясно сформулированной цели. Просто связались двести человек по смс, облачились в темное, прикрыли лица масками и пошли громить исторический центр. Семь полицейских сильно пострадали, ущерба имущества на сотни тысяч франков… Вот такой флешмоб*.
А сегодня одной из прихожанок цюрихского храма Воскресения Христова сын принес из школы интересные новости. В кантональной школе Цуга учитель на уроке истории спросил их, как они относятся к России. Больше половины ребят ответили, что Россию они ненавидят или же относятся к ней крайне негативно. Понятное дело, что сами подростки подобное мнение сформировать не способны. Европейские СМИ обработали сначала их родителей, а через них — и самих школьников, в результате чего в швейцарском обществе возникла концепция ненависти к России. Это тем более странно, что швейцарцы, в основной своей массе, — мирный и дружелюбный народ. Они рано встают, скромно живут, любят природу и очень чистоплотны. Казалось бы, с подобным менталитетом они должны быть рады всем вокруг, особенно россиянам, которые с давних пор приезжают к ним пожить на широкую ногу, положить в местные банки огромные деньги и оживить швейцарскую культуру. Но вопреки здравому смыслу они начинают смотреть на россиян враждебно.
Может быть, так оно и получается — сначала детям вместо любви к ближним прививают, по политическим мотивам, ничем не обоснованную ненависть к определенной группе лиц. А спустя пять-семь лет дети вырастают с привычкой ненавидеть и стремлением разрушать и калечить. Возникает поколение безмозглых бойцовских собак в человеческом обличье, готовых рвать без разбору своих и чужих. Им безразличны государственные границы, они равнодушны к искусству, у них нет идеалов, только слепая жажда насилия…
======================
* Флешмо́б или флэшмоб (от англ. flash mob — flash — вспышка; миг, мгновение; mob — толпа; переводится как «мгновенная толпа»; ср. напр. flash flood, «внезапный паводок») — это заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей появляется в общественном месте, выполняет заранее оговоренные действия (сценарий) и затем расходится. (с) Википедия

Вечная искренность

Возможно ли быть искренним в современном обществе? Для меня быть искренним — значит либо говорить всю правду до конца, либо иногда чего-то не договаривать, не отвечать на некоторые вопросы, выражать свои мысли лишь частично. Например, человек спрашивает меня, что я думаю о его выступлении в спектакле. Если тот, кто задал мне вопрос, обладает здравой самокритикой, а также доверяет моему профессионализму, я могу ответить ему:
“Ты знаешь, звук у тебя был в горле (особенно плохой получился фа-диез в середине), из-за этого и ты был весь зажат. Голос не позволял тебе раскрыть все твои артистические способности. Но я уверен, что если бы твоя техника была на высоком уровне, то и образ твоего героя получился бы более рельефным; ты бы смог выразить все музыкальные оттенки, которые стремился показать. А еще ты очень эффектно выглядишь на сцене со своими широченными плечами и высоким ростом, твоя внешность вообще очень гармонирует с твоим богатым природным тембром, который, как я уже сказал, ты пока не можешь продемонстрировать во всей красе. Так что если найдешь хорошего педагога и позанимаешься с ним три-четыре месяца, то с тобой будет очень сложно конкурировать другим певцам.”
Согласитесь, подобную тираду выдержит далеко не каждый артист (мы вообще очень болезненно воспринимаем критику). И если я знаю, что в данный момент от меня другому вокалисту требуется доброе слово и дружеская поддержка, а не подробный анализ выступления; если вокалист не поймет меня и обидится на мою искренность, — я оставляю что-то вроде:
“Ты очень эффектно выглядишь на сцене, такой широкоплечий и высокий. И у тебя красивый тембр, который со временем станет еще богаче. Если будешь двигаться в правильном направлении, многим твоим коллегам придется потесниться!” 
Подобная трансформация текста позволяет оставаться искренним и не ссориться с окружающими. А дружить, конечно, лучше с теми, кто готов услышать всю информацию, осмыслить ее и спокойно выразить свое собственное отношение к ней. То есть, от своих близких я всегда хочу узнать именно подробное резюме, это позволяет мне не стоять на месте, достигать все новых и новых высот. Но и эти люди также стремятся услышать мое мнение во всей полноте.
Но не будем отвлекаться от темы. Кто-то считает, что искренность = уязвимость. А ведь если вдуматься в это слово, то быть искренним — значит всегда говорить правду. Где-то я читал историю об одном военачальнике римской империи. Тогда были сильные гонения на христианство, и этот военачальник тажке был христианином, хотя при этом оставался на государственной службе. Просто ему не задавали прямой вопрос: “Веруешь ли ты в Бога христианского?” — и он хранил молчание о своей вере, помогая при этом другим христанам избежать наказаний. Только когда его спросили напрямую, он исповедовал Христа и был, естественно, казнен. К сожалению, забыл имя этого человека, но смысл в том, что не надо рассказывать окружающим о том, о чем тебя не спрашивают. Людям тактичным от нас этого и не нужно, чрезмерная откровенность вызывает у них скорее отторжение, чем привязанность. Проблема возникает только когда собеседник начинает “лезть в душу”, пытается вскрыть нас будто консервную банку (такое часто происходит на телевидении, когда ведущий выпытывает у своих гостей то, что его совсем не касается). Тогда есть два варианта: аккуратно уйти от ответа или отказаться продолжать беседу в этом ключе. Лучше, конечно, пользоваться первым способом, особенно посредством какой-нибудь милой шутки. Помню, как протоиерей Дмитрий Смирнов ответил Владимиру Владимировичу Познеру в авторской программе последнего:
Познер: — Когда вы предстанете перед Богом, что вы Ему скажете?
Смирнов: — А как там наш Владимир Владимирович Познер?
(после этой фразы я, сидя перед телевизором, стал аплодировать отцу Дмитрию)
Что касается второго способа, то тут бывают сложности. Хорошие люди вообще с трудом отказывают окружающим в чем либо — как в помощи, так и в информации. Да и сейчас многочисленные телешоу провоцируют своих участников на абсолютную откровенность (особенно те, где гостя подключают к детектору лжи), и тем самым создают поведенческий стереотип у зрителей: нет больше интимных вопросов, нет сфер человеческой жизни, которые не подлежали бы всестороннему обсуждению, рассмотрению и критике. Звезды шоу-бизнеса спрашивают друг у друга о сексе, психологических травмах, болезнях — обо всем, что должно быть скрыто от чужих глаз. Но это не имеет ничего общего с искренностью, это лишь наглое любопытство помноженное на беспомощность, глупость, невнимательность, слабохарактерность, бесстыдство или невоспитанность исследуемого субьекта. Поэтому тем, кто стремится оставаться самим собой, быть честным со всеми без исключения, приходится учиться говорить людям: “Прости, но я не могу ответить на этот вопрос”. Это — преодолимая трудность, хотя требуется некоторая решимость, а также предварительная сортировка всех событий, переживаний и чувств на те, что могут быть высказаны в слух, и те, что необходимо оставить “для себя” (в эту категорию также попадает практически вся личная информация о наших близких).
Но все вышеперечисленные приемы не отменяют главного правила: чтобы быть честным и искренним с людьми, надо не иметь в душе лукавства, злости, обиды и зависти. Чистота души и помыслов — вот ключ ко всему. Посмотрите на святых. Спросите их, о чем они думают. О Боге. К чему они стремятся? К Богу. О чем они плачут по ночам? О грехах своих. На что надеятся? На милость Божию. Как проходят их дни? В непрестанной молитве… Ну и попробуй потом используй им это во вред.