Боязнь смерти

Я понимаю, почему люди так боятся смерти в юные и зрелые годы, но не понимаю, почему так отчаянно бегут от неё в старости. Сегодня умер известный актёр Рутгер Хауэр, чьи фильмы я с увлечением смотрел с самого детства. Постепенно уходят мир иной люди, с которыми связано моё взросление и становление как личности. Их образы составляют мой внутренний мир, а их существование связывает меня с миром внешним. С уходом каждого такого человека рвётся ещё одна нить между мной и видимой вселенной, а новые люди в моей жизни, как правило, не вызывают той же привязанности. Получается, с каждым годом окружающий мир пустеет и становится в буквальном смысле чужим. Этот процесс всё время ускоряется, и в преклонных годах достигает своего пика. Рядом не остаётся почти никого из близких и родных, а все дорогие сердцу люди переходят в горние обители. Мир загробный становится более знакомым и желанным, ведь его населяют родственники, друзья, учителя и наставники. Остаётся лишь боязнь самой смерти, мытарств и Божьего суда. Но мытарства не бесконечны, а Бог — долготерпелив и милосерден. Поэтому бояться смерти можно, но бежать от неё в старости, как бешеная собака, по-моему странно.

RIP Рутгер Хауэр

Концепция ненависти

Позапрошлой ночью в Цюрихе сотни человек в масках прошли по центру города, бросая камни в витрины магазинов, разбивая припаркованные автомобили и закидывая полицейских петардами. В новостях на мейл.ру говорится, что демонстранты выступали против слишком «буржуазного облика улиц”. Швейцарские СМИ, напротив, утверждают, что демонстранты вообще не имели ясно сформулированной цели. Просто связались двести человек по смс, облачились в темное, прикрыли лица масками и пошли громить исторический центр. Семь полицейских сильно пострадали, ущерба имущества на сотни тысяч франков… Вот такой флешмоб*.
А сегодня одной из прихожанок цюрихского храма Воскресения Христова сын принес из школы интересные новости. В кантональной школе Цуга учитель на уроке истории спросил их, как они относятся к России. Больше половины ребят ответили, что Россию они ненавидят или же относятся к ней крайне негативно. Понятное дело, что сами подростки подобное мнение сформировать не способны. Европейские СМИ обработали сначала их родителей, а через них — и самих школьников, в результате чего в швейцарском обществе возникла концепция ненависти к России. Это тем более странно, что швейцарцы, в основной своей массе, — мирный и дружелюбный народ. Они рано встают, скромно живут, любят природу и очень чистоплотны. Казалось бы, с подобным менталитетом они должны быть рады всем вокруг, особенно россиянам, которые с давних пор приезжают к ним пожить на широкую ногу, положить в местные банки огромные деньги и оживить швейцарскую культуру. Но вопреки здравому смыслу они начинают смотреть на россиян враждебно.
Может быть, так оно и получается — сначала детям вместо любви к ближним прививают, по политическим мотивам, ничем не обоснованную ненависть к определенной группе лиц. А спустя пять-семь лет дети вырастают с привычкой ненавидеть и стремлением разрушать и калечить. Возникает поколение безмозглых бойцовских собак в человеческом обличье, готовых рвать без разбору своих и чужих. Им безразличны государственные границы, они равнодушны к искусству, у них нет идеалов, только слепая жажда насилия…
======================
* Флешмо́б или флэшмоб (от англ. flash mob — flash — вспышка; миг, мгновение; mob — толпа; переводится как «мгновенная толпа»; ср. напр. flash flood, «внезапный паводок») — это заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей появляется в общественном месте, выполняет заранее оговоренные действия (сценарий) и затем расходится. (с) Википедия

Иллюзия одиночества

Если отнять у своего разума все возможные убежища — телевизор, экран монитора, книгу, — отложить на время все дела, перестать решать какие-то задачи, отвечать на сообщения в телефоне и мысленно блуждать по неведомым мирам, то наступит ощущение пустоты и одиночества. Но это какое-то неправильное, неудобное ощущение, его попросту не должно быть. Его и нет, на самом-то деле, потому что надо лишь обратиться с молитвой к Богу, и одиночество рассеется. Человек не терпит пассивности, ему чуждо полное бездействие, и в этом слабое место восточных учений, практикующих медитацию. Отрешение от всего существующего, полное бездействие разума и воли, — противоестественное состояние, человек должен что-то делать, поэтому молитва Богу — не медитация, это взаимодействие личностей, это всегда активный процесс, даже когда один из его участников только воспринимает действие Божества. Благодать подается каждому, кто к ней тянется, но проявляет себя различно в разных людях, даже когда между этими людьми есть определенные сходства психические или духовные. То есть, в человеке творчески преломляется благодатный импульс, и получаются праведники, святители, преподобные, апостолы… Даже многодневно стоя на камне в напряженной молитве, человек сам не делается камнем. В этот момент его сердце отзывается на Глас Божий, и происходит литургия — общее дело, со-творчество Бога и человека.

Беги от людей

Беги от людей… Большинство старцев прежде своего старческого служения проходило долгое воспитание безмолвием и уединением. Прп. Нектарий Оптинский молчал двадцать лет; прп. Серафим Саровский на три года прервал всякое общение даже с монахами Саровской Успенской пустыни; свт. Григорий Богослов нуждался в периодах уединения во время своего епископского служения. В наше время, напротив, очень редко кто запирается от внешнего мира. Даже те, кто целыми днями не покидают своего жилища, без конца путешествуют по интернету и социальным сетям, переписываются во всевозможных мессенджерах и бесконечно пустословят. Настоящее безмолвие, настоящее уединение встречаются редко, и поэтому у нас остается все меньше возможности окунуться в себя, встретиться со своими достоинствами и недостатками лицом к лицу. Мы себе чужие, потому что наши мысли блуждают в мелководье. У нас нет родных и близких, потому что окружающие не раскрываются перед нами во всей полноте. Они тоже не знают, кто они и что их тревожит. «Ветер слов» становится всё сильнее и уносит прочь искренние и глубокие чувства.
Надо найти момент и сбежать от людей. Так, чтобы ни одного голоса, ни отзвука этого копошащегося улья под названием «человечество» не долетело до нашего воспаленного слуха. Надо сесть и подумать, послушать себя, помолиться в полной тишине и без всякого отвлечения. Необходимо вырваться из плена болтовни, выпорхнуть за пределы атмосферы страстей и чувственности, окружающей наш мир, и увидеть правду Божию, а не человеческую ложь…
Беги от людей, прячься. Хоть иногда.

Давайте жить дольше

Люди мечтают о продлении жизни, но какой в этом смысл? В конечном счете, подари им хоть три тысячелетия, они все равно большую часть этого срока будут играть в Angry Birds, смотреть телесериалы и слушать примитивную музыку. Мы хотим жить долго, но при этом забираем у самих себя драгоценное время. По сути, время — единственное, чем мы действительно распоряжаемся, сами решаем, на что его употребить. Кто из нас может с уверенностью сказать, что каждую секунду провел с пользой для души, ума и тела? Параллельно со средствами продления жизни мы все больше и все активнее развиваем средства уничтожения времени, бежим от себя и реальности. Фактически, сознательная трата времени — ежедневный суицид: мы на какой-то период перестаем существовать и целиком уходим в виртуальный мир, отключая практически все самые важные функции — воображение и аналитическое мышление; наша духовная составляющая от бездействия атрофируется, и мы становимся ни рыба ни мясо — и сердцем возгореть не способны, и паралич еще не наступил. А ведь бонусных лет двадцать (а зачастую и больше) есть у многих из нас. Надо только постараться по-настоящему прожить отведенный нам срок. Надо сбыться, и тогда дальнейшее существование в нынешней телесной форме потеряет всякий смысл, потому что наступит время Царству Небесному…

Про друзей и недругов

Многим из нас родители говорили в детстве: «Тебе нельзя общаться с этим мальчиком; на тебя плохо влияет тот парень; с этой девочкой тебе не надо встречаться…» В моем детстве такие замечания случались нечасто, но все-таки иногда папа с мамой запрещали мне общаться с некоторыми людьми. Слава Богу, меня редко притягивали отрицательные герои, а когда в девятнадцать лет я перестал употреблять спиртное, тема была практически исчерпана — уже не привлекали тупицы и сволочи, я потянулся к людям умным, образованным, ищущим новых знаний. Но и среди них теперь приходится постоянно производить отсев. Только если раньше это были очевидные вещи вроде плохих отметок, склонности к спиртным напиткам и травке, то сейчас все стало гораздо тоньше и потому — незаметнее.
Круг друзей и знакомых необходимо формировать, необходимо сознательно отказываться от тесного общения с людьми, которые влекут нас ко злу. Интересно, что первой фразой первого псалма Давида является: «Блажен муж иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста…» То есть, об этом говорит нам Псалтирь: хочешь достичь Царства Небесного — держись подальше от тех, кто этого не хочет. И дело тут не в том, что мы — хорошие, а они — плохие. Мы, в сущности, все в разной степени беззаконники, различает нас лишь устремление сердца. Христиане — это люди, сознающие свою немощь и подверженность страстям, но всей душой стремящиеся преобразиться, обожиться, как сказал бы Григорий Богослов. А те, кого Давид называет «нечестивыми», — просто сознательно идут против Бога, и в этом их опасность для нас. Люди неверующие, но очень гордые не способны видеть мир как он есть, они на все сморят со своей колокольни и потому суждения их практически всегда ложны, но очень часто — убедительны. Даже если они не способны отвратить нас от веры в Господа, в них достаточно силы и харизмы, чтобы сбить нас с верного пути К Нему, а это очень страшно! Нужна огромная духовная стойкость и еще большая внимательность, чтобы устоять перед многими соблазнами, возникающими при таком общении, но кто из нас обладает этими качествами?..
Я сказал про гордецов, но все мои слова можно отнести к блудникам, прелюбодеям, лжецам, лицемерам и насмешникам. Ведь эти люди возводят порок в норму жизни, и даже при остальных положительных качествах (коими могут быть эстетическое чутьё, высокая образованность, доброта и умение заботиться о других) они духовно очень больны, но не желают излечения.
У меня есть много товарищей, которых я искренне люблю, но с которыми стараюсь видеться как можно меньше, потому что они не хотят духовно совершенствоваться. Быть может, кто-то из них придет к вере в Бога, к смирению и целомудрию, глубокому переживанию действительности и правильному жизненному целеполаганию, но до этого момента нам не стоит видеться — мои характер и воля слишком слабы, чтобы устоять перед их пленительными заблуждениями. Может показаться, что я боюсь сам стать блудником или лицемером. Но я говорю совсем о другом. Я говорю о том, что опасно хоть на секунду перестать с гневом смотреть на грех (не на людей), согласиться с порочной жизненной позицией, потерять сочувствие к немощным или посмеяться над добродетелью, ведь каждый помысел на счету; каждое наше волевое движение будет когда-нибудь судить нас…
Поэтому, чтобы не навредить своей слабостью ни себе, ни другим, необходимо, превозмогая иногда душевную боль, прерывать или сокращать до минимума общение со многими «друзьями». Даже если вчера они всем сердцем тянулись к свету, а сегодня устремились во тьму. Пытаться изменить их, перевернуть землю ради их спасения — глупо и самонадеянно. Только Бог способен повлиять на человека, и все, что нам по-настоящему доступно, — это молитва о таких людях. Деятельно помочь можно тем, кто еще на распутье, у кого чуть-чуть не хватает решимости «потерять душу свою ради Христа». И по нашим молитвам Господь посылает для этого возможности. Но если человек осознанно отворачивается от Господа — он, на самом деле, отворачивается и от нас, ведь мы-то сердцем и мыслями стремимся только к Богу…

Поток сознания #1: Рвет на части

music: Maroon 5 — Secret
Обычно я стараюсь избегать в своих работах «потока сознания», когда автор практически не пытается что-либо оформлять, редактировать, структурировать. Он записывает мысли as is, делая на бумаге отпечаток своего сознания, своего мира образов и случайных мыслей. Один мой близкий друг говорит, что пока перед ним не встает задача высказать свои мысли вслух, в его голове царит полная тишина. Что самое интересное, этот парень одарен очень хорошим аналитическим мышлением, удивительным «цветным» слухом и прекрасной памятью. В моей же голове практически все время звучит какая-то болтовня, все время какой-то гомон. Даже во время чтения периодически всплывают цитаты из других книг, словесные формулы каких-то идей, тем или иным образом относящиеся к тексту, над которым я сейчас работаю. Наверное, потому что даже чтение для меня — труд, активная аналитическая деятельность. Если в данный момент это что-то музыкальное, я пытаюсь связать информацию в некоторый паттерн и потом вшить его в систему своих музыкальных знаний и представлений. Любая информация — область возможной практики, хотя достоверно не может быть известно, случится ли когда-нибудь такая трансформация. Люди читают художественную литературу с тем, чтобы немного немного развлечься, окунуться в виртуальную реальность (во многом задачи литературы сходны с таковыми у компьютерных игр и кино, хотя многие писатели и читатели с этим не согласятся), но для меня область развлечений — профессиональная, и когда глаза пробегают строчку за строчкой «Красного и черного» Стендаля, мозг вслед за этим создает живые картины, а потом начинает безжалостно раскладывать их на составляющие — стилистика, обрисовка характеров, строение каждой главы, система создания художественных образов.
Уши слышат прекрасное пение выдающегося вокалиста, а мозг посылает сигналы во все внутренние органы, в беззвучном режиме подгоняя чужую технику под свой организм и через это делая вывод о ее достоинствах и недостатках, которые спустя некоторое время можно будет сообщить ученикам, педагогам, коллегам или самому себе, если появится необходимость в дельном совете, а ни одного квалифицированного человека рядом не окажется.
Но это происходит не только с пением: на сцене выступает один из лучших пианистов современности, а я на слух взвешиваю глубину, с которой его пальцы погружаются в клавиатуру; начинаю наигрывать отрывки из исполняемых им произведений у себя на коленке, подшивая его технические приемы в картотеку своего опыта.
Все, что случается в жизни, является предметом анализа и активного внутреннего обсуждения. Можно сказать, что если я не разговариваю с кем-нибудь еще, то всегда веду внутренний диалог с самим собой. Перед глазами картина итальянского художника эпохи возрождения, и в голове звучат вопросы: «О чем она? Зачем она? Что еще писали в это время? Что еще интересного можно отметить, помимо системы линий, цвета и света на холсте? Как можно использовать то, что узнал?»
Наверное, поэтому меня больше всего трогают и приводят в трепет те произведения искусства, которые я не смог понять, но в которые, несмотря на это, влюбился. «Плачущая Мария Магдалена» Эль Греко, «Цитадель» Экзюпери, Этюд-картина ор.39 nо.2 Рахманинова… Это — воздействие таинственное, вне-разумное (хотя разум по-прежнему пытается разгадать эту тайну, день за днем и год за годом).
Сейчас я разговариваю с вами, а через несколько секунд перестану тыкать пальцами в дисплей айпада и опять стану говорить сам с собой. Есть мнение, что все творческие люди — немного сумасшедшие. Кажется, мой случай — не исключение…
(в этот момент Олег разражается громким и зловещим смехом. Стены комнаты начинают испуганно подрагивать..)

Как найти свое призвание?

Как определить свое призвание? Как понять, чем заниматься по жизни? Эти вопросы часто задают себе мои знакомые… Мне кажется, прежде всего надо вспомнить притчу о талантах:
“Ибо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился.
Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.
По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.
Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.” (Мф. 25:14-30)
Раньше талантом называли меру веса, но если использовать значение, которое это слово имеет сейчас, ответ на вопрос «как найти призвание?» станет более-менее очевидным. У каждого из нас имеются определенные способности — кто-то лучше считает, кто-то хорошо выполняет монотонную работу (а это тоже определенная способность), кому-то легче даются иностранные языки. Смысл в том, чтобы в течение земной жизни реализовать весь потенциал, заложенный в человеке Богом. Конечно, удается это лишь единицам, но стремиться к этому должны мы все. Поэтому чтобы найти свое призвание, прежде всего нужно разобраться в самом себе, попытаться узнать свои сильные и слабые стороны.
В детстве я очень хотел заниматься спортивной гимнастикой, но при этом всегда был одним из самых высоких во дворе и школе ребят. Естественно, родители сразу доходчиво объяснили, что никакой карьеры в этом виде спорта, по физиологическим причинам, мне не сделать. Тогда я собирался заниматься чем-то более подходящим моему телосложению — волейболом или баскетболом. Но тут в дело снова вмешалась (правда, теперь уже косвенным образом) физиология — педагоги в музыкальной школе сошлись во мнении на счет моих пальцев: пальцы длинные и очень пианистичные (для музыкантов: я могу взять на рояле до-соль через октаву; для не музыкантов: руки у меня почти такие же, как у Рахманинова). Соответственно, папа с мамой настоятельно рекомендовали мне воздержаться от видов спорта, в которых надо отбивать мяч руками.* В итоге, мы сошлись на плавании, но… на эту идею наложила вето моя астма. Короче, смысл в том, что в определенный момент стало очевидно: дорога в большой спорт мне заказана. Глупо было бы убивать свой организм ради того, чтобы получить некие сомнительные достижения.
Что же касается остальных качеств, то по-настоящему хорошо мне удавалось только то, что связано с музыкой и представлениями. А еще я очень, ОЧЕНЬ любил петь. Годам к девятнадцати у меня открылся мощный голос и большая любовь к академическому вокалу, так что выбор профессии оперного певца напрашивался сам собой. Я привел себя в пример не для того, чтобы похвастаться, а чтобы наглядно показать, как важно прислушиваться к себе, не пытаться развивать свои недостатки, но вместо этого попробовать оценить собственные достоинства и ориентироваться, в первую очередь, на них.
Когда я говорю «достоинства, способности, таланты», то подразумеваю не только очевидные вещи вроде умения за несколько секунд вычислить квадратный корень из 16664784676 или спародировать Григория Лепса. Сюда я причисляю такие качества, как спокойное восприятие одиночества или, наоборот, длительного пребывания в толпе; организаторские способности; пиротехническое чутье; неостановимое упорство в достижении цели и т.д. У каждого из нас есть, как минимум, одна сфера применения. Иногда их может быть и больше, как в случае с композитором-химиком А.П. Бородиным или святителем-хирургом Лукой (Войно-Ясенецким). Иногда новые грани одаренности раскрываются со временем («Луна и грош» С. Моэма), и к этому тоже надо быть готовым. Притча, которую я привел в начале эссе, довольно ясно дает понять: человек обязан развивать ВСЕ таланты, которые у него есть — либо через профессию, которая их все и задействует; либо через несколько разных специальностей. Господь всегда посылает человеку такую возможность — взять, к примеру, вышеупомянутого Рахманинова. Сергей Васильевич проявил себя в разные периоды своей жизни как композитор, пианист, и дирижер — и во всех амплуа был на недосягаемой высоте. А это совершенно разные профессии, требующие не только специфических навыков, но и способностей (кстати, еще один образец многосторонней музыкальности — Леонард Бернстайн, который вдобавок ко всему, был еще и удивительным лектором). И чем больше усилий мы прилагаем к развитию своих талантов, тем больше вероятность возникновения все новых и новых способностей, что также логично вытекает из евангельской притчи.
Дополнительную помощь в выборе своей стези оказывают мемуары и биографическая литература. Чтобы лучше представить себе, в чем заключается та или иная профессия, стоит почитать мнение о ней тех, кто знает ее лучше всех — гениев и выдающихся личностей. Одно время у меня была идея заняться игрой на фондовой бирже, но потом мне в руки попала книга «Переиграть Уолл-Стрит» Питера Линча, и я понял: не мое! С другой стороны, читая «Мир итальянской оперы» Тито Гобби или лекции Владимира Набокова по русской литературе, я чувствовал, что это — нечто родное и смутно знакомое; казалось, что мне не надо этому учиться — надо только вспомнить!
Но главное, конечно, — молитва и упование на промысел Божий. Человеку, который просит Бога направить его, в подходящее время открывается и путь, и средства к его преодолению. Надо только иметь мужество встать на этот путь и сделать первый шаг…
__________________________________
*На самом деле, это было правильно. Где-то восемь месяцев назад я, играя с друзьями в волейбол, неудачно принял мяч и сломал себе безымянный палец на правой руке.

Вечная искренность

Возможно ли быть искренним в современном обществе? Для меня быть искренним — значит либо говорить всю правду до конца, либо иногда чего-то не договаривать, не отвечать на некоторые вопросы, выражать свои мысли лишь частично. Например, человек спрашивает меня, что я думаю о его выступлении в спектакле. Если тот, кто задал мне вопрос, обладает здравой самокритикой, а также доверяет моему профессионализму, я могу ответить ему:
“Ты знаешь, звук у тебя был в горле (особенно плохой получился фа-диез в середине), из-за этого и ты был весь зажат. Голос не позволял тебе раскрыть все твои артистические способности. Но я уверен, что если бы твоя техника была на высоком уровне, то и образ твоего героя получился бы более рельефным; ты бы смог выразить все музыкальные оттенки, которые стремился показать. А еще ты очень эффектно выглядишь на сцене со своими широченными плечами и высоким ростом, твоя внешность вообще очень гармонирует с твоим богатым природным тембром, который, как я уже сказал, ты пока не можешь продемонстрировать во всей красе. Так что если найдешь хорошего педагога и позанимаешься с ним три-четыре месяца, то с тобой будет очень сложно конкурировать другим певцам.”
Согласитесь, подобную тираду выдержит далеко не каждый артист (мы вообще очень болезненно воспринимаем критику). И если я знаю, что в данный момент от меня другому вокалисту требуется доброе слово и дружеская поддержка, а не подробный анализ выступления; если вокалист не поймет меня и обидится на мою искренность, — я оставляю что-то вроде:
“Ты очень эффектно выглядишь на сцене, такой широкоплечий и высокий. И у тебя красивый тембр, который со временем станет еще богаче. Если будешь двигаться в правильном направлении, многим твоим коллегам придется потесниться!” 
Подобная трансформация текста позволяет оставаться искренним и не ссориться с окружающими. А дружить, конечно, лучше с теми, кто готов услышать всю информацию, осмыслить ее и спокойно выразить свое собственное отношение к ней. То есть, от своих близких я всегда хочу узнать именно подробное резюме, это позволяет мне не стоять на месте, достигать все новых и новых высот. Но и эти люди также стремятся услышать мое мнение во всей полноте.
Но не будем отвлекаться от темы. Кто-то считает, что искренность = уязвимость. А ведь если вдуматься в это слово, то быть искренним — значит всегда говорить правду. Где-то я читал историю об одном военачальнике римской империи. Тогда были сильные гонения на христианство, и этот военачальник тажке был христианином, хотя при этом оставался на государственной службе. Просто ему не задавали прямой вопрос: “Веруешь ли ты в Бога христианского?” — и он хранил молчание о своей вере, помогая при этом другим христанам избежать наказаний. Только когда его спросили напрямую, он исповедовал Христа и был, естественно, казнен. К сожалению, забыл имя этого человека, но смысл в том, что не надо рассказывать окружающим о том, о чем тебя не спрашивают. Людям тактичным от нас этого и не нужно, чрезмерная откровенность вызывает у них скорее отторжение, чем привязанность. Проблема возникает только когда собеседник начинает “лезть в душу”, пытается вскрыть нас будто консервную банку (такое часто происходит на телевидении, когда ведущий выпытывает у своих гостей то, что его совсем не касается). Тогда есть два варианта: аккуратно уйти от ответа или отказаться продолжать беседу в этом ключе. Лучше, конечно, пользоваться первым способом, особенно посредством какой-нибудь милой шутки. Помню, как протоиерей Дмитрий Смирнов ответил Владимиру Владимировичу Познеру в авторской программе последнего:
Познер: — Когда вы предстанете перед Богом, что вы Ему скажете?
Смирнов: — А как там наш Владимир Владимирович Познер?
(после этой фразы я, сидя перед телевизором, стал аплодировать отцу Дмитрию)
Что касается второго способа, то тут бывают сложности. Хорошие люди вообще с трудом отказывают окружающим в чем либо — как в помощи, так и в информации. Да и сейчас многочисленные телешоу провоцируют своих участников на абсолютную откровенность (особенно те, где гостя подключают к детектору лжи), и тем самым создают поведенческий стереотип у зрителей: нет больше интимных вопросов, нет сфер человеческой жизни, которые не подлежали бы всестороннему обсуждению, рассмотрению и критике. Звезды шоу-бизнеса спрашивают друг у друга о сексе, психологических травмах, болезнях — обо всем, что должно быть скрыто от чужих глаз. Но это не имеет ничего общего с искренностью, это лишь наглое любопытство помноженное на беспомощность, глупость, невнимательность, слабохарактерность, бесстыдство или невоспитанность исследуемого субьекта. Поэтому тем, кто стремится оставаться самим собой, быть честным со всеми без исключения, приходится учиться говорить людям: “Прости, но я не могу ответить на этот вопрос”. Это — преодолимая трудность, хотя требуется некоторая решимость, а также предварительная сортировка всех событий, переживаний и чувств на те, что могут быть высказаны в слух, и те, что необходимо оставить “для себя” (в эту категорию также попадает практически вся личная информация о наших близких).
Но все вышеперечисленные приемы не отменяют главного правила: чтобы быть честным и искренним с людьми, надо не иметь в душе лукавства, злости, обиды и зависти. Чистота души и помыслов — вот ключ ко всему. Посмотрите на святых. Спросите их, о чем они думают. О Боге. К чему они стремятся? К Богу. О чем они плачут по ночам? О грехах своих. На что надеятся? На милость Божию. Как проходят их дни? В непрестанной молитве… Ну и попробуй потом используй им это во вред.

Периодичность

В блогосфере отсутствие активности в течение недели воспринимается почти как омертвение ресурса, хотя по большому счету, мало кто может ежедневно (или даже несколько раз в день) писать нечто действительно полезное, увлекательное и самобытное. Так мне кажется.
Моя жизнь развивается периодами, которые обусловлены только моим внутренним состоянием. Кто-то склонен воспринимать существование как череду черных и белых полос, и как правило, это связано с внешими обстоятельствами. Но внешние условия имеют только то значение, которое мы сами в них вкладываем, поэтому самые ужасающие ситуации могут представляться человеку благом, радостью и даже осознанным желанием (например, жажда страданий и мученической смерти у христиан первых веков, что многим сейчас покажется дикостью и сумасшествием). И в самом деле, бывает так, что мир рушится у тебя на глазах, а в сердце — радость. Поэтому сияние и мрак, на мой взгляд, зависят только от состояния сердца человека. Я говорю это к тому, что за последние месяцы у меня сменилось несколько периодов: сначала я уходил в себя, погружался в работу и очень редко виделся со своими близкими, старался не расплескиваться и всячески избегал праздности; затем, под влиянием факторов, о которых я предпочту хранить молчание, я расслабился (а это слово в контексте работы над собой всегда имеет для меня негативный смысл), предался чревоугодию и лени, стал пассивным и ненавистным самому себе; в данный момент, похоже, снова появляется тяга к непрерывному труду и полезному существованию, что символизирует, наверное, “белую полосу”. Поэтому ждите новых пОстов, они вскорости будут опубликованы.