Искусство во благо

Как это часто бывает, читая одну хорошую книжку, можно наткнуться на другую, тоже хорошую книжку. В письме номер 66 книги «Что такое духовная жизнь и как на неё настроиться» святитель Феофан Затворник советует своей духовной дочери прочесть поэму «Пери и ангел» Жуковского. Проявляя послушание святому, я залез в интернет* и прочёл эту поэму. Компактная по форме, но ёмкая по содержанию, она не только назидает читателя и преподаёт ему основы духовной жизни, но и показывает другим авторам, какой должна быть настоящая литература.

Читать далееИскусство во благо

Почему своих не ценим

«Почему люди начинают ценить и почитать своих выдающихся оперных соотечественников, «свои» голоса после того, как они состоялись на Западе?» — И.Ц.
На самом деле, подобная ситуация характерна не только для России. В США, Австрии и других странах тоже не очень охотно идут на выступление своего соотечественника, если он еще не получил признания заграницей. Мне кажется, все дело в неуверенности. Чтобы посетить чей-то концерт или оперный спектакль, необходимо потратить свои деньги и время. Соответственно, зрителю хочется быть заранее уверенным, что он потратится не зря. Но когда речь заходит об искусстве, точных механизмов оценки качества артистов не существует, все сводится к «нравится / не нравится».
Как же тогда узнать, стоит ли внимания тот или иной артист? Ведь если он родился в той же стране (или даже в том же городе), что и я, то мог пробиться к сцене с помощью связей или финансовых вложений, а не таланта и кропотливого труда. Может, он просто влиятельный шарлатан, который вместо радости и наслаждения великим искусством вызовет одни неприятные эмоции? Иногда единственным «сертификатом качества» как раз и становится иностранная известность или работа в каком-то престижном зарубежном театре. То есть, где-то там, за пределами нашего государства, человек пробился сквозь толпы конкурентов, преодолел все препятствия на пути своей карьеры и вышел победителем. Значит, он не просто заслуживает внимания, но достоин всяческого уважения и почитания.
Ситуация осложняется еще и тем, что в России люди, в основном, плохо разбираются в классическом искусстве. И хотя многие заканчивают музыкальную школу, художественный вкус у них находится в зачаточном состоянии. В Европе и Америке, напротив, существует многолетняя традиция посещения оперных театров, в которых чаще всего поют лучшие в мире вокалисты, и с самого детства публика приучается отличать хорошее пение от плохого, профессиональное и стилистически верное исполнение — от дилетантского. В нашей стране такой традиции уже давно не существует, в театр ходят все подряд, без знаний и подготовки (а иногда — и без малейшего желания, просто потому что модно), поэтому при выборе мероприятия зрители ориентируются на регалии и послужной список выступающих на них артистов, а не на собственный опыт.
Честно говоря, я не вижу действенных способов изменить положение вещей. Чтобы мы стали ценить и уважать наших вокалистов, необходимо восстанавливать культурный уровень отечественных театров. Сейчас, наверное, только Мариинский театр обладает сильной оперной труппой мирового уровня, все остальные сцены ни у нас, ни за рубежом не принимаются всерьез. Да и денег нашим певцам платят мало. (Например, участник молодежной оперной программы в Европе получает больше, чем солист с большим стажем практически в любом театре России.)
И дело не в государственной политике в отношении искусства, дело скорее в нас самих — зрителях. Чтобы не смотреть на заслуги артиста, а судить его исключительно по его работе, необходимо знать и понимать оперу. Более того, надо оперу любить и все время её слушать, анализировать различные постановки и смотреть видеозаписи с участием великих певцов прошлого. Необходимо развивать художественный вкус, и это будет полезно не только для воскрешения российского оперного искусства, но и для жизни страны в целом, потому что классическая музыка делает людей чище, добрее, терпимее и духовно богаче.

Два брата

— Деда, а деревья – они ведь живые, правда?
— Правда, Ванятка. Каждое деревце, каждая травиночка, листики — все живое. Бывает, идешь по лесу, да веточку случайно поломаешь. А по ней сок течет — плачет, бедняжка, больно ей. И так жалко ее станет, что у самого капелька на ресничку выбежит и покатится по щеке. Расстроишься, попросишь прощения у деревца, а оно тебе кивнет легонько — ничего, мол, бывает… Да…
Темный лес, казалось, опасливо глядел своими кронами на беззаботно пляшущий костер, около которого ютились два маленьких от младенчества и старости человека. Где-то далеко ухала сова, заигрывая со своей добычей, изредка шелестел по неведомым тропинкам заяц, а на опушку, откуда ни возьмись, выполз маленький ежик. Сердито причмокивая,он просеменил к огню, уставился своими блестящими, словно капельки ртути, глазами на старичка и сморщился, будто обиженный тем, что его не позвали на посиделки.

Читать далееДва брата

От Барселоны до Карузо

Я долго пытался составить себе цельное представление о путешествии в Барселону, об этом городе, но так и не смог этого сделать. Был обычный конкурс, с регистрацией у секретаря, с вокалистами, жюри и слушателями; был город, такой же грязный, как и многие другие на нашей планете, с несколькими приятными неожиданностями вроде ясной погоды, Саграда Фамилиа и мандаринов, растущих прямо на улице; было общение с коллегами, со старыми знакомыми, которых я совершенно случайно встретил на главной пешеходной аллее. И все это как-то не вместе, как-то скопом. Да еще этот запоздалый чемодан…
14 января 2012

Читать далееОт Барселоны до Карузо