Совсем как люди

Неспеша возвращался домой, любуясь вечерней Варной, а рядом со мной по тротуару важно разгуливала чайка. Ее движения и походка выглядели настолько серьезно и интеллигентно, что на секунду я подумал – стоит лишь спросить ее, как дела, и в ответ она расскажет массу интересного. Поведает о том, что намедни выдался дождливый денек, поэтому она впервые за последние две недели смогла принять душ. Скажет, что подружки улетели в Софию посмотреть выступление известного на всю Болгарию певуна из Созополя, не позвав ее. Но она, конечно. не расстроилась, потому что надоели уже совсем эти глупые дурнушки, которые, чуть поманят их перышком симпатичные ребята, сразу забывают обо всем на свете – о совместных планах на вечер, о том, что вместе собирались подобрать новый лак для перепонок. Да и поговорить-то с ними не о чем… Зато теперь можно слетать в свое любимое местечко около причала, где всегда найдется немного сладких крабиков на десерт. Но, конечно, много есть она не станет, потому что надо за фигурой следить! Потом, улыбаясь своим желтым клювом, примется рассказывать, с каких крыш открывается лучший вид на море, какие дымоходы самые теплые и какие веточки мягче всех. После этого посмотрит на небо и заметит, что уже поздно и ей пора лететь по своим делам. Вежливо откланяется и элегантно упорхнет восвояси, махая на прощание белыми крыльями. А я еще долго не забуду нашу неожиданную беседу о житейских мелочах, пусть это была лишь мимолетная игра воображения…
Январь 2009 года

Мгновение разлуки

Мы ссорились и ссорились, и не было конца нашим разногласиям. Я все цеплялся за свою веру в любовь — ее любовь, — надеялся, что все будет как раньше — гладко, нежно, проникновенно… Но в действительности сам же и провоцировал эти ссоры — в то время как сердце надеялось на чудо, разум уже давно осознал, что наше расставание неотвратимо и нет смысла оттягивать неизбежное. Все должно завершиться как можно быстрее. Мы бросались обвинениями и упреками, возвышали сами себя, чтобы задавить друг друга собственным авторитетом, но это было бесполезно, ведь и слышали мы только сами себя. Никто из нас не был прав, никто не был виноват, просто наши отношения с оглушительным треском рвались на части. Измотанные, мы смотрели и двигались в разные стороны, и было необходимо последнее усилие, чтобы дойти до финиша. Одиночество стало казаться благом, а не проклятием, поэтому каждый из нас ждал заключительного аккорда напряженной коды. И как только он прозвучал, наступила легкая и приятная тишина…