Концерт 22 сентября 2018 Москва

Друзья, для концерта 22 сентября мы подготовили для вас совершенно новую программу! Как всегда, душевная атмосфера и самая красивая в мире музыка! Приходите, будет здорово!
Для вашего удобства мы разместили билеты на двух площадках.
Тикетленд: https://www.ticketland.ru/muzei/rossiyskiy-nacionalnyy-muzey-muzyki/muzyka-lyubvi/
Музей Глинки: https://glinka.edinoepole.ru/widget/events/2208/event_seats

Богема, Блок и слезы

Состоялась премьера, и все мелочное просто исчезло. Словно и не было тяжелых репетиций, недопонимания между солистами и дирижером, режиссерские находки, казавшиеся исполнителям порой неоправданными. Все испарилось, истаяло в неудержимом творческом потоке. После спектакля многие зрители плакали, а сами артисты еще долго переживали катарсис. Тяжелое, не очень популярное слово, но именно оно здесь наиболее уместно — это же «Богема». Это не первая постановка, в которой я принимаю участие, и далеко не первая из виденных мной. Но каждый раз эта опера заставляет меня трепетать, независимо от моего положения относительно сцены. Неизменное молчание в конце, остановка времени в последних аккордах, которые длятся целую вечность. И хотя Мими умирает раньше, чем они начинают звучать, эти аккорды похожи на затухание её сердцебиения, словно только после них ее душа расстается с телом. И даже отчаянные мольбы Родольфо не могут этому помешать…
Казалось бы, какое это все имеет значение, ведь это только выдумка, игра звуков и мимолетных образов. Но каждый из исполнителей, каждый из присутствующих в зале сегодня пережил нечто важное. Наверное, в этом огромная заслуга Чидем Соярслан (Çiğdem Soyarslan), нашей удивительной, утонченной и в то же время такой сильной и эмоциональной Мими. Лучше всего ее пение можно описать стихотворением Александра Блока «Девушка пела в церковном хоре». Я бы даже сказал, что это стихотворение — экстракт «Богемы», самая суть этой оперы. «И всем казалось, что радость будет, / Что в тихой заводи все корабли», — это ведь то же самое, что «Ma quando vien lo sgelo il primo sole e’ mio» (Но когда приходит оттепель, первые солнечные лучи — мои); а «И только высоко, у Царских врат/ Причастный тайнам, плакал ребенок/ О том, что никто не вернется назад» — ключевое настроение всей финальной сцены оперы. Насколько созвучны эти произведения, да и разница во времени их появления — всего девять лет.
Да все это, в сущности, не важно. Главное, что спектакль получился замечательный!

304992_714129292054_450345183_n

На фото — Çiğdem Soyarslan и Andrew Owens

А после него практически все участники представления — рабочие сцены, костюмеры, театральные администраторы, певцы, их друзья и знакомые пошли в небольшой ресторанчик около театра, который был совершенно не готов к такому наплыву посетителей ближе к ночи. Было приятно еще некоторое время побыть вместе, еще ненадолго удержать в себе волшебство. А завтра жизнь войдет в привычное русло, постановщики уедут из Вены в другие города заниматься новыми операми, певцы начнут подготовку к следующим проектам театра Ан Дер Вин, а я буду учить немецкий на интенсивном курсе. Но к счастью, у нас в течение месяца будут еще девять спектаклей «Богемы», а значит время пройдет хорошо!