Боязнь смерти

Я понимаю, почему люди так боятся смерти в юные и зрелые годы, но не понимаю, почему так отчаянно бегут от неё в старости. Сегодня умер известный актёр Рутгер Хауэр, чьи фильмы я с увлечением смотрел с самого детства. Постепенно уходят мир иной люди, с которыми связано моё взросление и становление как личности. Их образы составляют мой внутренний мир, а их существование связывает меня с миром внешним. С уходом каждого такого человека рвётся ещё одна нить между мной и видимой вселенной, а новые люди в моей жизни, как правило, не вызывают той же привязанности. Получается, с каждым годом окружающий мир пустеет и становится в буквальном смысле чужим. Этот процесс всё время ускоряется, и в преклонных годах достигает своего пика. Рядом не остаётся почти никого из близких и родных, а все дорогие сердцу люди переходят в горние обители. Мир загробный становится более знакомым и желанным, ведь его населяют родственники, друзья, учителя и наставники. Остаётся лишь боязнь самой смерти, мытарств и Божьего суда. Но мытарства не бесконечны, а Бог — долготерпелив и милосерден. Поэтому бояться смерти можно, но бежать от неё в старости, как бешеная собака, по-моему странно.

RIP Рутгер Хауэр

Для уверенности

В начале сложного года, когда у многих моих соотечественников растет внутреннее напряжение под действием политических и экономических трудностей, я хочу процитировать митрополита Сурожского Антония (из книги «Школа молитвы»):
«Для начала я хотел бы отослать вас к двум евангельским рассказам о буре на Геннисаретском озере. Они построены в основном одинаково: ученики покинули один берег озера и направляются к другому. …В первом рассказе мы видим их в лодке посреди бури; и в какой-то момент, когда силы их почти истощились, мужество покидает их, надежда колеблется, вдруг поверх бушующих волн, среди неукротимого ветра они видят, как Христос идет к ним — и не могут поверить, что это Христос. Им думается, что это призрак, и они вскрикивают от ужаса.
Почему они думают, что это призрак? Да просто потому, что они не могут представить, что Бог, Который есть Бог жизни, присутствует в середине этой смертоносной стихии, окружающей их со всех сторон, что Бог, Который есть гармония, и красота, и покой, находится в самом центре разбушевавшейся природы. Они не могут поверить, что Бог — там, где они видят лишь смерть, смятение, опасность.»
Митинги, демонстрации, тревоги о будущем России — это все земное, человеческое, суетное. Политические скандалы, предчувствие скорой беды, страх перед туманным будущим…
Что бы ни случилось, Бог — там, посреди разбушевавшейся внутренней политики, коррупции и беззакония. Он все знает и все видит. И в периоды ненастья, бед и скорби — когда мы теряем надежду и веру — Он всегда идет к нам, готовый протянуть руку Свою и сказать: «Маловерный! Зачем ты усомнился?» (Мф. 14:31)