Еще одно возвращение

В последние пару месяцев я получил много писем, в которых люди просили меня написать что-нибудь новое в блог, поделиться своими мыслями и впечатлениями. Одной из причин, по которой я хранил блоггерское молчание, было разочарование в людях. Многим из вас, наверное, известно, что мой отец практически ежедневно публикует у себя на странице в фейсбуке различные заметки — воспоминания из прошлого, свои мысли на злободневные темы, юмористические зарисовки и т.д. И все эти «вирши», как называет их отец, собирают огромное количество комментариев, которые чаще всего совсем не хочется читать. Потому что если в них нет злобы, то есть ни с чем не сравнимое невежество; если не сквозит ненависть, то невыносимо ухмыляется глупость… Лишь изредка люди пишут нечто полезное, умное и достойное прочтения в ответ на правильные и нужные папины слова. К сожалению, отыскать эти добрые злаки среди плевел и гнили бывает очень тяжело. И хотя я знаю очень хороших, светлых, искренних, думающих людей, — много ли их среди подавляющего большинства дебилов, идиотов и хамов?..
Но вы каждым своим письмом, каждым чистосердечным откликом на мои посты возвращаете мне надежду быть услышанным и, что всего важнее, быть пОнятым. Поэтому я постараюсь в ближайшие недели наполнить блог новыми статьями и эссе, ведь интеллектуального материала и жизненного опыта за прошедшее время накопилось достаточно. Так что я буду делиться с вами своими мыслями, а вы со мной — своими откликами и аналитическими (!) комментариями с помощью писем, которые всегда можно отправить с моего сайта. До встречи в блоге.

Ответы на вопросы про блог

“Почему вы так редко обновляете свой блог?”
Этому есть две причины. Первую луше всего проиллюстрируют слова Свт. Григория Богослова: “Говори, когда имеешь нечто лучше молчания, возлюби безмолвие, когда молчание лучше слова”. Но даже когда мне есть, что сказать, я не сразу могу подобрать подходящую форму выражения. Любой мысли, любой идее необходимо соответствующее оформление, иначе они не будут в полной мере восприняты читателем. Ведь не станет человек носить на пальце неограненный алмаз — это некрасиво. Сначала ему требуется огранка, а затем — оправа, которая наилучшим образом подчеркнет достоинства камня. У меня есть довольно много черновиков, к которым я время от времени возвращаюсь — иногда удаляю, иногда модифицирую, иногда переписываю заново и опять откладываю, пока не почувствую, что пришло время их опубликовать.
“Не лучше ли использовать для публикации своих эссе и рассказов какую-нибудь социальную сеть (или все сразу), ведь так людям будет проще получить к ним доступ?”
И снова я дам слово человеку, который гораздо мудрее меня:
Нет пейзажа, если никто не карабкался в гору,
пейзаж — не зрелище, он — преодоление. Но если принести тебя наверх в
паланкине, ты увидишь что-то туманное и незначительное, и почему,
собственно, оно должно быть значимым?
Антуан де Сент-Экзюпери, “Цитадель”
Невнимательное чтение — такая же трата времени, как и пустословие, о котором я упоминал выше. Поэтому когда человек специально заходит ко мне на сайт, когда он выступает за рамки собственной зоны комфорта, он становится более сосредоточенным. Именно вдумчивое ознакомление с моей точкой зрения позволяет человеку принять осознанное решение — либо согласиться с ней, либо отвергнуть ее. Для автора, в свою очередь, очень важно быть услышанным
К тому же, когда я вижу по счетчику, как растет посещаемость моего блога, то понимаю, что мои слова действительно кому-то нужны, что они приносят кому-то пользу, а это очень вдохновляет.
P.S. Также спасибо вам огромное за ваши письма, они дают большую пищу для размышлений!

В дневнике — о дневнике

Вчера в четыре часа утра сидел дома, слушая Shape Of My Heart Стинга, и красивой перьевой ручкой делал записи в дневник. Вернее, у меня нет настоящего дневника, просто иногда я беру из пачки несколько чистых листов формата А4 и пишу то, что придет в голову. Могу просидеть так пару часов, прокручивая раз за разом одну и ту же фоновую песню, исписывая листок за листком. Но потом, через день или два, я эти записи комкаю и бросаю в мусорную корзину. Такие приступы графомании случаются у меня в минуты тоски, когда малодушие не позволяет молиться, а здоровая психика не дает уйти в депрессию. Иногда мне на помощь приходит рояль, иногда — перо и бумага.
Но было время, когда я регулярно и очень активно вел обычный дневник в виде толстого ежедневника, внося в него не столько бытовые эпизоды, сколько сиюминутные переживания и уничтожающую самокритику. Помню даже, как одна девушка, с которой я встречался в возрасте восемнадцати лет, случайно наткнулась на этот ежедневник, прочла в нем несколько воспоминаний о своей предшественнице и сильно расстроилась, посчитав, что мое отношение к предыдущей «второй половинке» было во много раз более нежным и внимательным. Мне пришлось долгое время говорить ласковые слова, убеждать ее в обратном, и в конечном итоге конфликт сошел на нет, но после этого я умерил свою откровенность, ввел цензуру и стал все записи делать в расчете на то, что их может кто-то случайно прочесть. Из дневника ушла любовь, пропали мечты, растаяли надежды… Осталась только самокритика и жалость к самому себе. Потом я увлекся литературой и начал делать художественную обработку своих размышлений, отчего изменилась и сама суть дневника — он превратился в рабочую тетрадь. Но для черновиков и эскизов больше подходят отдельные листы — если творческий поиск заходит в тупик, их можно эффектно смять и выбросить, это всегда поднимает настроение. Поэтому свой старый ежедневник я сначала совсем забросил, а потом и вовсе сжег в камине. Прошлое — в прошлом, оно выполнило свою функцию и теперь уже не имеет никакого значения.

Периодичность

В блогосфере отсутствие активности в течение недели воспринимается почти как омертвение ресурса, хотя по большому счету, мало кто может ежедневно (или даже несколько раз в день) писать нечто действительно полезное, увлекательное и самобытное. Так мне кажется.
Моя жизнь развивается периодами, которые обусловлены только моим внутренним состоянием. Кто-то склонен воспринимать существование как череду черных и белых полос, и как правило, это связано с внешими обстоятельствами. Но внешние условия имеют только то значение, которое мы сами в них вкладываем, поэтому самые ужасающие ситуации могут представляться человеку благом, радостью и даже осознанным желанием (например, жажда страданий и мученической смерти у христиан первых веков, что многим сейчас покажется дикостью и сумасшествием). И в самом деле, бывает так, что мир рушится у тебя на глазах, а в сердце — радость. Поэтому сияние и мрак, на мой взгляд, зависят только от состояния сердца человека. Я говорю это к тому, что за последние месяцы у меня сменилось несколько периодов: сначала я уходил в себя, погружался в работу и очень редко виделся со своими близкими, старался не расплескиваться и всячески избегал праздности; затем, под влиянием факторов, о которых я предпочту хранить молчание, я расслабился (а это слово в контексте работы над собой всегда имеет для меня негативный смысл), предался чревоугодию и лени, стал пассивным и ненавистным самому себе; в данный момент, похоже, снова появляется тяга к непрерывному труду и полезному существованию, что символизирует, наверное, “белую полосу”. Поэтому ждите новых пОстов, они вскорости будут опубликованы.