Два брата

— Деда, а деревья – они ведь живые, правда?
— Правда, Ванятка. Каждое деревце, каждая травиночка, листики — все живое. Бывает, идешь по лесу, да веточку случайно поломаешь. А по ней сок течет — плачет, бедняжка, больно ей. И так жалко ее станет, что у самого капелька на ресничку выбежит и покатится по щеке. Расстроишься, попросишь прощения у деревца, а оно тебе кивнет легонько — ничего, мол, бывает… Да…
Темный лес, казалось, опасливо глядел своими кронами на беззаботно пляшущий костер, около которого ютились два маленьких от младенчества и старости человека. Где-то далеко ухала сова, заигрывая со своей добычей, изредка шелестел по неведомым тропинкам заяц, а на опушку, откуда ни возьмись, выполз маленький ежик. Сердито причмокивая,он просеменил к огню, уставился своими блестящими, словно капельки ртути, глазами на старичка и сморщился, будто обиженный тем, что его не позвали на посиделки.