Пора выйти из кокона

Во время чтения сборника японских новелл 1960-1970хх гг. меня зацепил один абзац:
Впрочем, он ни в чём не виноват. Да я и не обвиняла его. Давая согласие стать его женой, я уже чувствовала, что наша жизнь сложится именно так. Наверно, во всём виновата я сама. Ведь до замужества, то есть целых тридцать лет, я только и делала, что создавала вокруг себя непробиваемую скорлупу. И всё из-за страха перед собственной ранимостью, из-за малодушия. Скорлупа получилась на славу, этакий гладкий, обтекаемый кокон со светлой поверхностью. Людям было легко со мной, они болтали, шутили, смеялись, и никто из них не подозревал, слыша в ответ мою болтовню, шутки, смех, что общаются они не со мной, а с коконом. Им было наплевать и на меня, и на кокон, а когда наплевать, возникает лёгкость, свобода в обращении.
“Сезон бабочек” Мицуко Такахаси
Действительно, когда все остаются в коконе, и никому до этого нет дела, возникает мнимая легкость и непринуждённость в общении, а в реальности люди страдают. Зачастую человек не выражает себя в словах, а произносит их из вежливости, по привычке, по неумению раскрываться и быть ранимым, о чём и пишет Мицуко. С одной стороны, это ошибка самого человека, потому что ради обретения мира в душе и подлинной радости общения с другими людьми, необходимо быть честным с самим собой и с окружающими, необходимо каждым своим словом как бы говорить: “Вот это — я; я — такой”, — выражая самую суть себя. А в глубине души своей каждый человек добр, потому что создан по образу и подобию Божию. Поэтому стараясь во всей полноте раскрыться для своего собеседника, человек и в себе самом откроет то добро, которое в нём точно есть! Многие этого не поймут и не примут, но найдутся и те, кто примет и поймёт, кто откликнется добром на добро, “нутром на нутро”. Тогда общение станет поистине радостным и наполненным любовью, вниманием друг к другу. И люди станут лучше, и мир станет светлее…