Кручу, верчу, запутать хочу!

Я снова в Петербурге, всего на один день — отработать концерт, и обратно в Вену, еще на несколько дней. А потом 2го июня в Москву, чтобы 6го вылететь в Питер. Неудивительно, что моим любимым аттракционом в луна-парке всегда была карусель. Большая такая, без лошадок и зайчиков, а с длинными цепями и крохотными стульчиками на их концах. Чтобы действительно захватывало дух, чтобы где-то рядом мельтешили зеленые кроны и голубое небо. В какой-то момент казалось, что вот именно ты не двигаешься с места, а мир вертится юлой. Кстати, сейчас детишкам кто-нибудь покупает юлу? В большинстве семей, которые мне встречались, малыши игрались с разноцветными макетами автомобилей (пианино, домиков, whatever), усыпанных огромными кнопками, которые при нажатии на них издавали отвратительные звуки, отдаленно напоминающие тех же лошадок, зайчиков, кошечек. Это ведь совершенно нормально, чтобы из машины раздавалось мяуканье, верно?
Мои игрушки, слава Богу, были довольно тихими. За исключением, наверное, межгалактического сверхлазерного бластера (лукавый смайл). Когда мне его купили, я чуть не свел своих родителей с ума, без конца выстреливая пронзительными (пи-и-и-у, тра-та-та-та, пи-и-и-иу, пи-и-у) залпами из серого пластикового ствола. Папу с мамой спасло то, что в бластере очень быстро сели батарейки (я постарался 🙂 ), и эта забава мне наскучила. Зато юлу я любил. Сначала она у меня была большая и золотистая, но потом, когда я ее сломал, то разобрал машинку на радиоуправлении, вытащил из нее шестеренки, и уже из них сделал себе маятники вроде того, который Ди Каприо запускает в финале «Inception». Получались маленькие белые юлы (или юлОчки). Мы с моими товарищами вообще как-то любили работать руками и мастерили иногда игрушки себе сами. У меня было четыре или пять конструкторов Лего (космос, дачный участок и др.; техникс-наборы тогда еще не появились), и я, после того как все сделал по инструкции и собрал стандартные модели, перемешал все наборы и стал создавать сначала огромный космический корабль, потом пытался спроектировать машинку, которая не разлеталась бы на мелкие детали при падении с высоты полутора метров (мне это, в итоге, удалось, но получился этакий лего-БТР). В общем, времени зря не терял. 🙂
По-настоящему шумной, звуковой игрушкой для меня стала приставка Денди. По качеству графики это было все равно что тот же самый лего, только на дисплее и в движении. Сопровождался он настолько же низкокачественной музыкой (до сих пор помню все темы из Супер Марио, что бы сказали на это мои педагоги по муз. литературе?). Но тогда эта приставка равнялась нынешней PS4 или Xbox. Папа подарил мне ее на день рождения. Естественно, я ее сразу распаковал, подключил к телевизору и стал играть. Час. Два. Три. Четыре. В какой-то момент папа позвал меня ужинать, но я не откликнулся — наверное, мокрушил очередного босса в Черепашках-ниндзя (до этого у меня были все четыре черепахи в «аналоговом варианте», одни из самых любимых игрушек). Тогда отец понял, что сына надо спасать, выключил телевизор, собрал все обратно в коробку и куда-то унес. Больше свою Денди я никогда не видел. Наши отношения были такими короткими, но я до сих пор ее помню… (всхлип)
Именно из-за отсутствия компьютера и приставок, а также из-за ограничения времени, которое мне позволялось проводить перед телевизором, я немного затянул с конструкторами, шестеренками и юлой. Символично, потому что теперь и сам верчусь, как юла: Копенгаген, Вена, Петербург, Вена, Москва, Петербург, Берлин, Москва, Копенгаген, Амстердам. Юхххууууу!